развод ребенок

Развод и дети

Дети всегда крайне тяжело переживают развод. Для них это – утрата родителя, привычного образа жизни, их семьи, которая для ребенка составляла весь мир.

Родители часто обманываются тем, что для ребенка не так тяжело, если папа живет отдельно. И в этом заблуждении они могут не замечать или неправильно истолковывать состояние ребенка и его потребности.

Так что же такое развод для ребенка?

Это окончательность, необратимость, изменение привычных жизненных обстоятельств – когда ребенку сообщают, что «папа и мама разводятся», что «папа (или мама) уезжает навсегда», что «папа (или мама) не будет больше с нами жить» и так далее.

Эта непоправимость превращает развод в настоящую утрату, которая – наряду со смертью одного из родителей – отличает его от других видов разлук. Более того, развод и смерть родителя по уровню переживания их ребенком почти идентичны друг другу. Особенно характерно это для детей до семи-восьми лет, которые не понимают, что такое смерть, и воспринимают ее как «уход навсегда».

Оба вида утраты не проходят для ребенка бесследно, даже если родителям кажется, что это не так и детское поведение ничуть не изменилось.

Но ведь для ребенка уход одного из родителей – это развод и с ним самим тоже!

Какие эмоции испытывает ребенок?

Злость и ярость. В его поведении может появиться агрессия к одному из родителей или сразу к обоим. Предсказать, чью сторону примет ребенок, зачастую невозможно. У него свой взгляд и своя оценка причин, по которым разошлись родители. В таком случае его гнев обратится вначале на ту из сторон, которая, по его мнению, виновата в разводе больше, а с другой стороной ребенок может начать идентифицировать себя.

Например, если отец ушел к другой женщине, то для ребенка он – предатель, который променял маму (а значит, и его самого!) на чужую семью. А возможно, окажется виновной мать – за то, что не попыталась удержать отца, отпустила его, не сделала все возможное, чтобы он остался.

Злость может выплеснуться и на обоих родителей разом – за то, что не сохранили семью, что свои интересы поставили выше потребностей ребенка, что причинили ему боль, хотя всегда уверяли, что его покой и счастье для них дороже всего. Те, кого он считал хранителями порядка и семейного очага, вдруг позабыли о своем родительском долге.

Чувство вины за развод. Дети испытывают его, согласно проведенным исследованиям, в 30–50% случаев. Они думают, что родители развелись из-за их непослушания и плохого поведения. Или что это их фантазии об исчезновении одного из родителей, которые могут появляться во время споров и ссор, воплотились в реальность, ведь у детей зачастую магическое мышление. Или что их плохие мысли об отце повлекли суровое наказание – мама лишила их отца вовсе, вычеркнув того из семьи.

К детям приходит осознание собственного бессилия – ведь они никак не могут повлиять на решение родителей. От них ничего не зависит, отсюда рождается ощущение обесценивания. И обмана. Говорили, что любят, что нет ничего важнее ребенка, а сами безжалостно обрывают связи друг с другом, не хотят примириться и вернуть все на круги своя. Это неприятное, болезненное открытие – что отношения для родителей значат больше, чем ребенок. Он – не центр семьи и родительских интересов, он не значим и не ценен теперь. И если до этого всё вращалось вокруг него, то и вина за крах привычного порядка полностью ложится на его хрупкие плечи. Непосильная по возрасту ноша.

Печаль и страх. Ребенок переживает горечь, равноценную той, что вызывает смерть родителя, непоправимая утрата. И страх, что если один из них смог так просто порвать отношения с другим, то и с ним самим легко расстанется. А уж потерять любовь того родителя, который остался рядом, становится равносильно катастрофе.

Помимо этого появляется страх перед будущим. Ведь теперь не ясно, какой станет жизнь. Будет ли папа принимать в ней участие? С кем из родителей ему теперь жить? Будет ли возможность видеться чаще? Не решит ли мама исключить общение с отцом полностью? Не соберется ли переехать подальше от него – в другой город? А значит, что – придется менять школу, круг друзей, привычный дом?

Ребенок может не задавать этих вопросов вслух, но они его мучают и приводят в полную растерянность и замешательство. Страх перед неизвестностью усугубляет печаль – и наоборот, печаль подпитывает опасения. Замкнутый круг, из которого тяжело выбраться без сторонней помощи.

Что ощущают родители?

Вину за развод перед ребенком. Они не справились с ролью супругов, любовных партнеров и родителей. За этими переживаниями много стыда и вины.

Это вызывает страх говорить с ребенком о предстоящем разводе, ведь испытывать стыд крайне неприятно. Родитель страшится увидеть в глазах ребенка боль, ужас, но главное, нелюбовь.

Мать и отец, избегающие тяжелых разговоров и объяснений, начинают преуменьшать значимость перемен для ребенка и могут игнорировать его чувства, ведь с ними так страшно столкнуться.

Они могут отрицать значимость развода, начать обвинять другого родителя в распаде семьи, чтобы снять с себя мучительное чувство вины и перекинуть его на ту сторону. Могут попытаться втянуть ребенка в коалицию «мы против папы» или «мы против мамы». И ребенок, скорее всего, примет в этой родительской игре участие, ведь остаться в полном одиночестве куда страшнее. А так он хотя бы с одним из них. Но это заведомый путь в никуда, ведь ребенок начнет ощущать себя предателем отвергаемого родителя и погрузится в ощущение вины еще глубже.

Часто родители считают, что детям полезно знать «правду» о неблаговидном поведении второй стороны, что осознание этого поможет ребенку легче пережить расставание. Но он все равно любит своих родителей, какими бы они ни были. Отрицая это право на любовь к ответственной за развод стороне, избегая прямых и открытых разговоров о расставании и его причинах – теми словами, разумеется, которые будут понятны ребенку в силу его возраста – родители оставляют его наедине с переживаниями.

Что родителям делать в кризисный период

Признать родительскую ответственность за безусловный вред, нанесенный ребенку. Это не значит, что нужно во что бы то ни стало сохранить семью. Иногда лучшим выходом, как ни печально, становится развод – причем и для супругов, и для ребенка. Никому не хочется жить в постоянных скандалах, или с алкоголиком, которому давно наплевать на свою семью, или с человеком, который не хочет супружеских отношений. Из подобной ситуации только два выхода – плохой и очень плохой. И тогда развод становится наименьшим злом.

Но это все-таки зло! И это нужно признать. Взять на себя ответственность за горе ребенка. За то, что не получилось дать ему семью, что он не будет жить в любви и радости вместе с мамой и папой. И показать, что вам очень жаль, что так вышло. Это облегчит ребенку признание его чувств – и они найдут выход, вы словно дадите ему разрешение делиться всем, что накопилось в его душе. Тогда вы сможете быть по-настоящему рядом со своим ребенком в трудное для него время.

Говорить с ребенком о его страхах и чувствах. Повторять столько, сколько потребуется, что он ни в чем не виноват, что это вынужденное решение родителей, что вы долго пытались найти другой выход, но в результате поняли, что лучше жить отдельно друг от друга.

Ребенку зачастую трудно понять свои эмоции, нужно помочь осознать, проговорить их – «ты очень злишься», «ты сильно расстроен», «тебе страшно», но это нормально – испытывать такие чувства в подобной ситуации. Ты не одинок в этом, многие чувствовали бы себя так же, окажись они на твоем месте.

Объяснять, что жизнь изменится, но вы приложите все усилия, чтобы ребенок привык к новым обстоятельствам и другому укладу. Если ушедший родитель будет меньше участвовать в жизни ребенка, взять на вооружение фразу «делает все, что может» – без обвинений и нападок на вторую сторону.

Поддерживать привязанность и чувства ребенка к обоим родителям, к бабушкам и дедушкам с обеих сторон. Уважать лояльность ребенка.

Организовать поддержку и доступность взрослого для ребенка. Чтобы кто-то из взрослых находился с ним регулярно, обсуждал с ребенком его переживания. Часто ему нужно гораздо больше внимания, чем до кризисной ситуации. В своих защитных реакциях на горе ребенок снова может начать вести себя как маленький. Это не капризы, это защита психики от тяжелого переживания.

К сожалению, взрослые и сами нелегко переносят этот период, и ресурсов для поддержки ребенка часто может не хватать, но важно хотя бы понимать, в чем его потребности, и искать возможности их удовлетворить. Если вы осознаете, что причинили ему боль, даже если у вас не было другого выхода, постарайтесь смягчить ее, по возможности исправить положение. Отрицание причиненного страдания «я сама жертва, мне не в чем себя упрекнуть» поневоле приведет к тому, что вы будете перекладывать вину и раздражение на ребенка и бывшего супруга. Как правило, именно эти обстоятельства, сопровождающие информацию о разводе, дают в дальнейшем толчок к так называемому послеразводному кризису.